Интервью

Рюдигер о благотворительности и борьбе с коронавирусом

Антонио Рюдигер рассказал о своем африканском происхождении, о том, как рос в Германии, будучи сыном беженцев, а также о том, что родители учили его отдавать что-то обществу, особенно во время такого непростого явления, как пандемия коронавируса.

 

Защитник родился и вырос в столице Германии, Берлине, и в данный момент представляет страну своего рождения на международном уровне, но он никогда не забывал о своих африканских корнях и гордится тем, что является носителем двух культур.

Более того, он рассказал, как сильно на него повлияли его родители, вернувшиеся с тех пор обратно в Сьерра-Леоне, и каково ему было расти в одном из самых непростых и необеспеченных кварталов Берлина. Воспоминания детства сподвигли его на участие в благотворительности.

«Хотя я родился и вырос в Германии, я никогда не забывал другую страну, которая также является частью меня, и я крайне горжусь этим», – сказал Рюдигер.

 

«Я родился и вырос в берлинском Нойкёлне. Это неблагополучный квартал, где живут беженцы. Мои родители бежали от гражданской войны в Сьерра-Леоне и старались обрести лучшую жизнь в Германии».  

«Когда ты болтаешься по улицам, ты можешь либо пойти верным путем, либо попасть в неприятности. Футбол уберег меня от беды. Я считаю, что мне повезло, потому что я родом из очень бедной семьи, и мне очень важно отдавать что-то обществу, помогать другим. Поэтому я сказал брату, что хочу открыть фонд и делать добрые вещи, и не только в Сьерра-Леоне или Германии, но по всему миру».

«Я такой. Так воспитали меня родители. В прошлом у меня были сложные времена, и мои родители всегда говорили мне: «Стань кем-то в будущем и помогай бедным». И я всегда об этом помнил. Я делаю это не для славы, я просто хочу это делать».

Желание Рюдигера помогать другим стало очевидно за последний год во время пандемии Covid-19, когда он всеми силами проявлял свою благодарность тем, кто сражался с вирусом на передовой.

«Во время первого локдауна я связался с больницей, в которой родился, и спросил, могу ли я чем-то помочь им, и они ответили, что были бы признательны, если бы я мог оплачивать еду людям, которые уже три месяца сражаются с пандемией. Я сказал, что сделаю это с удовольствием, особенно учитывая, что я родился в этой больнице, я поговорил с командой, и мы сделали это».

 

«Пару месяцев назад я тоже привозил еду ребятам в этот госпиталь и в другие больницы в Германии, когда началась вторая волна».

«В Сьерра-Леоне мы поставляли маски для лица. Я видел, что творилось в Европе, и понимал, что, если дойдет до Африки, будет хуже, и я старался помочь».

Рюдигер благодарен не только врачам в больницах, он также признает, что тяжело пришлось властям и руководству, на чьи плечи легла обязанность остановить распространение болезни. Однако он говорит, что спорт без болельщиков на стадионах уже не тот.

«Во время коронавируса футбол стал совсем другим. Это очень странно, потому что, по сути, мы просто выполняем свою работу, но это больше похоже на какую-то воскресную лигу. Футболэто болельщики. Ты хочешь, чтобы они гнали тебя вперед, подбадривали, чтобы они свистели и кричали. Этого очень не хватает».

«Но ФА сделала все, чтобы футбол не прекращался, и надо сказать спасибо политикам и всем сотрудникам, кто борется с коронавирусом».

 

БОЛЬШЕ О «ЧЕЛСИ»